portal respublika


Русская фига из Чехии от Сергея Пархоменко

94ed34

Темы о свободе слова, свободной прессе всегда актуальны в любом государстве. Неудобные вопросы, смелые суждения журналистов создают немало хлопот чиновникам и тем, кто влияет силой своих денег на настроения в обществе. Любая активная позиция власти вызывает поддержку и негатив – так уж устроены люди.

Современная политика повсеместно использует СМИ в качестве инструмента идеологии. Не зря многие специалисты уже окрестили прессу в качестве самого опасного оружия. Но не стоит забывать, что деятельность журналиста – это работа, оплачиваемая. За его труд платят. Порой платят те, кто используют СМИ  в целях, далеких от справедливости и созидания.

Когда появляется очередной правдолюбец, часто задаюсь вопросом – является ли его мнение плодом его размышлений и наблюдений, объективно ли оно отражает реальные факты, или человек просто не владеет информацией, не умеет с ней работать, а  может быть – просто выполняет чей-то заказ.

         Замечу, что журналисты всех стран похожи между собой. Это либо романтичные борцы за идею, в рваных джинсах и кроссовках на босую ногу, либо сытые и холеные, неторопливые профессионалы – живущие на высокие гонорары тех, кому нравится их умение преподносить выгодную работодателю информацию. Есть и прослойка – не голодные, но далекие от сытости, сменяющие издания – ищущие себя, понимание и правду. Так всегда было, так есть – так всегда будет.

         Государство часто отождествляется недалекими и не образованными людьми в качестве некой секты бюрократов, богачей, инструмента подавления и эксплуатации. Вместе с тем, на самом деле, власть и бюрократия – часть общества, порожденные им же. Отделять их можно только тогда, когда суверенитет государства, независимость власти ставится под сомнение – в результате влияния внешней силы, довлеющей экономически, военно, политически. Тогда общество разделяется и в нем появляется два лагеря, один из которых питается благами интервентов, другие – отстаивают независимость. Примеров тому достаточно в истории и современном мире. Журналисты – тоже граждане, тоже члены такого общества, также разделены между собой.

         В чешских СМИ можно встретить диаметрально противоположные точки зрения на многие события – и это, несомненно, свидетельствует о сохраняющейся свободе слова. Утверждать ее неограниченность – наивно, достаточно проанализировать характер освещения событий до 1989 года. Осуждение политического социалистического режима превращается порой в «охоту на ведьм», а ведь значительная часть ныне живущих чехов его поддерживала. И в современном обществе в ЧР коммунисты тоже играют заметную роль.

         Но ничто и нигде так не интересует всех, как активная позиция России – темы о ней всегда гарантия пристального внимания. Достаточно использовать упоминание о россиянах – и внимание зрителей, читателей, слушателей тут же переключается от внутренних бытовых проблем, нежданных мигрантов, не понятной войны на Ближнем Востоке и никак не определившейся Украины. Европейцы, еще недавно жившие в некотором информационном вакууме, в который не поступали сообщения от российских СМИ, сейчас находятся в растерянности от не так давно свалившейся на их голове контринформации о важнейших проблемах мировой политики. Эту информацию пришлось допустить на просторы СМИ. Таким образом, всем стали очевидны и внутренние проблемы со свободой слова в Европе.

         Итак, в объективе – Россия. Из образа агрессора на Украине она вдруг предстала в образе борца с мировым терроризмом. Массовые международные инвестиционные форумы, куда спешат западные бизнесмены, никак не увязываются с картиной голодающего тоталитаризма, готовящегося к захвату новых территорий. Западным СМИ необходимо срочно реабилитироваться. Некое немецкое издание не так давно публично извинилось перед читателями за ложь. Но это поступок доступен только для немногих.

Европейские журналисты пытаются провести параллели со сталинскими временами – мол, российское гражданское общество в тисках КГБ, просто не может рассказать - как трудно ему живется, как хотели бы они сбросить ненавистный диктат Путина. Но и здесь – разочарование. Полное одобрение власти или равнодушие граждан. Непримиримые правдоискатели существуют – они активно создают группы в социальных сетях, публикуют статьи и выступают. Их немного, но они есть. Немного – потому что не так много людей в России разделяет их позицию. Утверждать, что их малочисленность – следствие неких централизованных массовых гонений на прессу – мало кто станет, так как доказательств тому найти сложно. Также не правильно считать, что все они – куплены Западом. Многие вполне объективны и вскрывают реальные нарушения прав и свобод. И их труд не напрасен. Такие люди способны созидать – провоцировать власть на внимание к реальным проблемам жителей страны.

         Конечно, есть государственная пропаганда, идеология всегда была и есть мощным инструментом влияния на гражданское общество. Есть в России СМИ, работающие в этом направлении. Они есть в любом государстве. Да, порой преподносимая ими информация грешит некой театральностью и предвзятостью, но на то это и пропаганда.

         Вместе с тем, следует отметить, что географически, культурно, Россия находится на пересечении Европы и Азии, что отражается на менталитете и способах ведения политики. Вседозволенность и анархия всегда приводила на Востоке к кровопролитным войнам. Кричащих агитаторов, призывающих в насильственной смене власти, тоже кто-то кормит, кормит для определенной цели. Является ли эта цель полезной для большей части общества конкретного государства – ответ и позволяет оценивать качество информации конкретного журналиста.

         Все это затянувшееся предисловие посвящено встрече, прошедшей 20 октября этого года в Праге – с чешской прессой встречался Сергей Пархоменко, журналист из России. Тема – о независимой журналистике в России. Спикер - без сомнения, человек знающий, профессионал своего дела, далек от образа романтичного искателя правды в рваных джинсах. Слушатели – молодые и не очень пражские акулы пера, представители общественных организаций по работе с иностранцами.

Все с явным сочувствием и пониманием кивали головой на фразы о том, что российское гражданское общество просто не созрело для демократии, за потребительский рай добровольно отказались от свободы слова. Но не реформируемый упадок в экономике и армии, подкупность судов скоро заставят «вспотеть и кричать» каждого. Для этого западное общество должно быть готово прийти им на помощь и принести долгожданную демократию, включая свободную журналистику.

Чтобы образ свободного журналиста был непререкаемым, герой встречи рассказал о достойном проекте «Последний адрес», суть которого сводится к установке возле каждого дома в России памятной таблички с указанием имени того, кто жил в нем и был репрессирован во времена Сталина. Таким образом, россияне должны помнить о тоталитаризме и его цене – аналогию с которым, понятное дело, распространить нужно и на современную власть в РФ. Если знать число пострадавших, то масштабу работы – изготовления и размещения свыше миллиона табличек, можно просто посочувствовать. Источник финансирования мероприятия назван не был. Но было подчеркнуто, что вся эта работа вовсе не посвящена тому, «чтобы показать фигу Сталину», - как сказал сам Пархоменко.

Я – потомок «врагов народа», которые хлебнули сталинской баланды, узнали нищету и гонения. Я жила в центре Москвы и была свидетелем всех ипостасей Перестройки, двух путчей, терактов, разгула преступности. Потому я уехала в Чехию. Это мой выбор. Здесь, на чужбине, я могу писать то, что вижу, писать так – как чувствую. Потому могу утверждать – в Чехии все в порядке со свободой слова. Но это не означает мою приверженность к лагерю тех, кто клеймит порой явной ложью бывшую Родину. Последние годы часто бываю в России, общаюсь с коллегами – журналистами. Потому считаю себя вправе излагать свою точку зрения и рассчитывать на некую компетентность в этих вопросах.

В ходе выступления Пархоменко, мне показалось, что была предпринята попытка свести историю и современные общественные отношения в России к некому комиксу, с упрощенным восприятием  – создания некого удобоваримого продукта для растерявшихся европейских журналистов, которые уже и не знают - кому верить и где черпать вдохновение. Создавать героическую картину «подлинных» борцов за правду из всех, кто с 1989 по 1997 года из комфортабельных офисов в центре Москвы создавали «демократическую» прессу для голодных пенсионеров, учителей, врачей и шахтеров, а потом бежавших от разъярённых и обманутых – думаю, занятие не благодарное. А то и попросту опасное.

При всем уважении к мнению Сергея Борисовича, излагать которое свободно и открыто – право каждого, считаю, что так упрощать видение свободы слова россиян все же не стоит. Многое из сказанного им имеет место быть. Он справедливо отметил прогрессирующее социальное неравенство, не всегда независимое правосудие в отношении к рядовым гражданам – но все это характерно для любого государства. Утверждения о том, что экономика, армия не реформируются – простите, не совсем правда.

Социальная направленность российской власти проявляется, в том числе, в предоставлении бесплатного постоянного жилья для пострадавших от стихийных бедствий согражданам. В новейшей чешской истории такого не случалось, хотя наводнения бывают регулярно. Пархоменко весьма поверхностно заметил, что российские власти лишают источников финансирования оппозиционные СМИ. Но не сказал, что речь идет о финансировании их из заграницы. К слову, во многих западных государствах действуют аналогичные запреты – и никто их не считает камнем в постулаты свободы слова.

Несомненно, критика нужна – она вскрывает больные места общества, должна выступать катализатором реформирования власти, но все это ради граждан этой страны – исключительно в их интересах. Но я так и не услышала, увы, в чем вмешательство западного мира в построение демократии и свободы слова в России должно реально помочь. Будет ли это сила, которая вернет  российские цены на нефть с озвученными Сергеем Михайловичем заветными 10 ельциновскими нефтедолларами c 140 путинскими, или проведет наконец-то модернизацию российской армии (о которой спикер неподдельно волнуется), а может быть научит судей быть порядочными?

Если все так – то российским общественным организациям нужно помочь Сергею Пархоменко: не закрывать его трибуну – «Эхо Москвы», устроить его мастер-классы для судей, предоставить возможность (как это сделали чехи) делится своими инструментами влияния с российскими коллегами – журналистами, за свободу которых так не хочет бороться дремлющее гражданское общество России.

Dovgan copy copy

Автор:

Довгань Ольга

VizaInfo

 


Добавить комментарий

Читать комментарии


Для добавления комментария - Войдите через соцсеть или заполните поля формы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

0
ПУБЛИКАЦИИ




Регистрация автомашин в Праге