portal respublika


Призыв сказать «нет» соцсетям хотя бы на сутки

sshot-1 copy copy copy

Есть у меня друг. Верстальщица Шило (верстальщица – это профессия, Шило – фамилия). Хороший человек, душевный, умный, в меру пьющий, веселый. До того, как вышла замуж, говорят, была сильно веселая. Но муж и дети ограничивают степень веселости, что в принципе и логично. Семья – основа стабильности.

Я в последний раз Шило видел месяцев пять назад. Так чтобы глазами видел, ушами слышал и ртом говорил. А посредством интернета Шило у меня и в данный момент в компьютере сидит. В

чате фейсбука. Комментируем друг друга. Смайлики шлем. Шило раньше часто звала меня в бар. Или в кафе. Или в ночной клуб. Говорила: «Жопу поднимай, вперед, двигайся!». А потом плюнула, поняла, что бессмысленно.

Потому что встретиться вживую мне лень. Гораздо удобнее с ноутбуком в постели, в трусах, небритому (это я про себя, а не Шило), с сигаретой, чем мыться, одеваться, ехать куда-то, садиться за столик и общаться. Хотя добираться от меня до Шило – минут двадцать. Что уже кажется далеким расстоянием. Тем более что дома тепло, а на улице погода.

Ровно год назад, на рождество, приехали ко мне в Прагу две знакомые девицы из российской столицы. На четыре дня. А от меня – в Берлин, а потом еще куда-то. У меня остановились. За четыре дня мы общались час. Может два. Точно не больше. Все остальное время они были заняты. Социальными сетями. Как приехали, так и стали заняты. Мы сразу, как они чемоданы в квартиру закинули, пошли в пивную отметить встречу. Пиво заказали, они себе – свиных ребер и прочей мути. Сразу телефоны достали и планшеты. Начали пиво фотографировать, ребра инстаграмить. Комментировать Ленку в фейсбуке, которая в Берлине их ждет и Нану в вконтакте, которая в Батуми выходит замуж и платье подобрать не может. Я говорю: «Бабы, алло! Давайте разговаривать!». А одна из них сурово на меня посмотрела: «Ты – рядом, с тобой ничего не случится. А людям нужна поддержка, общение, понимание». Я и замолк. Так как они правы. Я-то тут, а там, в сети, люди страдают. Девицы даже на ощупь ели и пили, случайно попадая ребрами себе в глаза, промахиваясь мимо ртов, потому что отвлекаться – подводить людей. С каждой минутой сети все более активизировались, началась дискуссия о вкусе и цвете ребер, потом о погоде в Праге (я был послан к окну глянуть, идет ли снег), затем о планах на новогоднюю ночь. Позже одна из знакомых сфотографировала в туалете унитаз с какой-то игривой надписью, и социальные сети буквально раскалились. Часа через три мы вернулись домой, и ночью, лежа в постели, я слышал через стену гоготание девиц: «Я сейчас тебя прокомменчу А ты мой свежий пост прочитай!»

sshot-2 copyЭто жизнь. Люди не общаются вживую. Находясь в одной комнате, они комментят друг друга в соцсетях. XXI век. Еще тридцать лет назад люди письма друг другу слали, в конвертах, и неделями ждали, пока придут, радовались, читали, ответ писали. А теперь все за минуту можно сделать. Как искусственное оплодотворение.

Я сейчас не буду как те, кто постоянно говорит, что раньше все было лучше. Что-то было лучше, что-то хуже. Романтика телефонов-автоматов с двумя копейками кажется романтикой, когда пишешь об этом из теплой квартиры. А вспомни, как бегал по округе в поисках работающего автомата с невырванной трубкой и без какашки на полу телефонной будки. В темноте, среди неработающих фонарей, посреди сугробов и льдин, ранее бывших лужами, и стай бродячих собак, взирающих на тебя то ли в поисках ласки, то ли как на потенциальный ужин.

Но чем «раньше» было точно лучше «сейчас» - так это живым общением. Я не говорю, что социальные сети – это абсолютное зло и стоит жить в затворничестве, но превращать виртуальную жизнь в жизнь реальную – это тоже перебор. А «всего в меру» - этого русский (украинский, белорусский, казахский и пр.) человек не умеет.

Чего мы лишимся, если проведем в фейсбуке или в вконтакте на час-два-три-четыре-пять-шесть-семь меньше?

Я скажу чего. Мы не увидим фотографию курицы, запеченной в грязной духовке френдом, проживающим на другом конце мира. Не прочтем о том, что «Ходорковский сволочь, так как жид и Путина свергать не стал, а воровал, воровал и в Германию сбежал». Не узнаем мнение о программе «Голос», Андрее Малахове, так и не сгоревшей певице Руслане и английской королеве. Не посмотрим актуальный ролик из ютуба с лосем, конем или жирафом, триста раз перепощенную картину Васи Ложкина и новый пост писательницы Толстой, в котором та в очередной раз, но в оригинальной форме рассказывает о том, что она – великая, а вокруг – сборище ничтожеств.

Социальные сети стали как фан-клуб Стаса Михайлова, общество вегетарианцев или православная церковь. Попасть туда легко, а вот выйти сложно. Нужна сила воли мощнее, чем у героя-папановца или покойного Манделы.

Есть люди, которым социальные сети нужны просто потому, что в «живой» жизни от них все отмахиваются. Не хотят с ними общаться. Это я о тех, кто раньше гвоздем царапал на стене лифта слово хуй и считал свою миссию исполненной. С приходом прогресса и интернета эти люди начали писать про хуй во всех его вариациях в соцсетях. Придут к кому-нибудь «на стену», оскорбят, уйдут и радуются. Еще соцсети нужны тем, кто точно, что во всем виноваты ОНИ. Эти придут к тебе в соцсети и сообщат про сионизм, педерастов, заговор.

sshot-3 copy

Многие используют соцсети как «почетную доску». Коллекционируют френдов. Чтобы тысяча или две, а может и три. Посмотришь на страницу френда, а у него сплошные друзья-звезды. А раз друзья знаменитые, то и владелец страницы – не абы кто, а тоже человек серьезный. В последнее время модно френдить людей, певших про «нажми на кнопку, получишь результат» и «я убью тебя, лодочник», поэтессу Воропаеву, сына писательницы Толстой, а также фотографа-блогера с рыжей бородой, путешествующего по миру. Еще важно зафрендить пару политиков, десяток телеведущих, участника программы «Минута славы», гей или православного активиста (можно сразу обоих), истеричную ведущую с «Эхо Москвы» (их там много, выбор велик) и художника-авангардиста. Кстати, какое количество френдов вы знаете лично? То есть так чтобы вживую?

Но количество друзей не решает проблему одиночества.

Многим не с кем поговорить, выпить, совокупиться, создать семью. И люди идут в соцсети. А могли бы пойти в бар, сесть у стойки и подмигивать всем направо и налево. Мало ли. Вдруг там их судьба находится. Или сайт знакомств – там тоже судьба может быть. И в библиотеке, и в киноклубе, и даже на кладбище. Не зря героиня Муравьевой в «Москва слезам не верит» считала, что даже там можно мужа найти. Но во все эти места нужно пойти. А пойти туда - это как мне к верстальщице Шило. Далеко, холодно и зачем, когда под рукой сеть.

Итак, мораль всего написанного. Во всех колонках, претендующих на серьезность, должна быть мораль.

Люди, давайте жить не только в виртуальном пространстве. Попробуем заставить себя хотя бы три дня не заходить в социальные сети. Не комментировать, не постить, не обсуждать фотографии салатов. Ведь даже салаты таят в себе подвох. Делал человек его три часа, фотографировал, а написать ему: «Какое мерзкое зрелище» - как-то неловко. Обидишь. Тем более, может, салат только внешне противен, а на вкус божественен.

Думаю, когда мы окажемся вне соцсетей, то с удивлением обнаружим, что в мире есть немало интересных и прекрасных вещей.

А начинать надо с себя.

Дорогая верстальщица Шило, вставай, одевайся, выезжай. Встречаемся на том самом месте, где когда-то ты впервые погладила по попе своего нынешнего мужа. Ты мне это место (в смысле улицу, а не попу) показывала. Буду там через полчаса. И скажи супругу, чтобы до утра тебя не ждал.

Кирилл Щелков


Добавить комментарий

Читать комментарии


Для добавления комментария - Войдите через соцсеть или заполните поля формы:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

0
ПУБЛИКАЦИИ