Пришельцы шумною толпою...

Bohémiens

/Как в Чехии появилась проблема/

Цыгане... Их завораживающие песни и пляски. Загадочное, непоседное племя. Воспетое классиками за романтику, за обычаи и ритуалы. И проклинаемое современниками за воровство и бродяжничество, за несовместимость с нашим представлением, как надо жить. Цыганская проблема очень остро существует и в Чехии. Согласно опросам общественного мнения цыгане занимают первое место среди национальностей, вызывающих у чехов неприязнь, и это еще мягкое выражение. И если при старом режиме в отношениях чехов к своим смуглым нацменам вроде бы царила тишь да благодать,

настолько тщательно все ретушировалось, то после переворота грани разногласий выделяются все резче. Многие «белые» чехи на вопрос, кто такой цыган, ответят примерно следуещее: лентяй и бездельник, живущий на пособие или инвалидность, плодящий детей опять-таки с целью получения пособия, норовящий, украсть, что плохо лежит, «пасущий» проституток и торгующий наркотиками. Согласитесь, мнение не из лучших. Еще хуже то, что оснований для этого предостаточно, цыгане действительно грешат, и попробуй докажи, что таковы, конечно же, не все... И вот знает уже недавнее чешское прошлое случаи вывешивания табличек на ресторанных дверях – «Цыган не обслуживаем». Бритоголовые скингэды с криками «Цыган - в газовую камеру» поджигают цыганские жилища, загоняют цыган в воду и топят их, черноволосых девушек изгоняют из дискотек. Ультраправые партии под разными приправами вносят в свои программы сегрегацию цыган, жестким старостам ряда городов, требующим, чтобы цыгане подчинялись общим правилам, аплодируют.

Цыгане защищаются, как умеют. Иногда пытаются отвечать той же монетой, но чаще всего многовековый опыт выживания подсказывает им решение: снимайся с якоря и ищи, где лучше. Осевшие было кочевники снова чувствуют зуд в ногах и, узнав от заграничных сородичей, где же лучше, продают нажитое имущество, целыми выводками садятся на самолет (где-ты, цыганская повозка!) и предстают перед иммиграционными властями то Канады, то Франции, то Бельгии или Англии: вот, мол, мы, там притесняемые. Берите нас и жалуйте. Те им сначала выплачивают крупные по нашим меркам карманные, кое-кого как-то устраивают, но поток цыган нарастает, подобно воде, нащупавшей брешь в плотине. Наконец щедрые демократические дяденьки не выдерживают, вводят для всех чехов визовую повинность или унизительный контроль в пражском аэропорту, а милых цыган депортируют обратно. Те снова становятся в очередь за пособием, на этот раз своим, отечественным... Круг замыкается, а симпатии «белых» чехов к «ромам», как после 1989 г. следует цыган в Чехии официально величать, отнюдь не возрастают.

Справедливости ради следует сказать, что «не контачили» чехи с цыганами с исторических времен.

Симптоматично, что цыгане вначале проникли в чешскую низменность в год порабощения Руси татарами, то есть в 1242-ом. И не случайно, в отрядах хана Батыя, проникших в Западную Европу, они выполняли функции лазутчиков. Правда, достоверность этого письменными источниками не подтверждена.

А вот в хронике 1416 года уже имеется конкретная запись: «И этим летом слонялись цыгане по чешской земле и людей морочили». Из этого вполне можно сделать вывод, что цыгане не впервые были в Чехии, и их образ жизни, внешний вид и обычаи уже не вызывал удивления, достойного внесения в летопись. Судя по всему они в достаточной степени владели языком, и это позволяло им «морочить» людей, то есть гадать им с руки.

В Чехию цыгане попадали из Венгрии, где им в 1415 г. разрешили занять пустующую область. После смерти короля Вацлава IV император Сигизмунд I выдал цыганам охранную грамоту, позволяющую им свободно передвигаться по территории Чехии и Моравии. Первый большой отряд цыган прошел с этой грамотой с невиданным блеском. Красочно разодетые наездники на лошадях благородной породы, стаи гончих собак, золотые пуговицы на камзолах, украшения на женщинах – все это впечатляло. Страна в то время была разорена затяжными гуситскими войнами, и это давало цыганам возможность закрепиться здесь.Туземцам они утверждали, что являются выходцами из Египта и что их предки в свое время не предоставили младенцу Иисусу убежище от преследователей, за что были осуждены на вечное скитание. Легенда нравилась и вызывала сочувствие.

Лишь следующая цыганская волна докатилась до Праги. В 1481 г. они остановились в Новом Месте Пражском. Современники отмечают, что в давние времена цыгане отличались высокой организованностью. У них были свои суды, своя знать, армия и военачальники. В Венгрии одно время жил их король Ладислав, а его преемник по имени Цинд имел резиденцию в Баварии. Цыгане шли с Востока и постепенно распространились по всей Европе.

Однако в конце XV века многое из перечисленного было бесповоротно утеряно. Цыгане ходили в лохмотьях, босые и грязные, ничего не делали, воровали, попрошайничали, и даже – особый грех - не приняли християнства. Так они едва могли рассчитывать на расположение коренного населения. Наоборот, их начали преследовать. Сначала в Испании, затем во Франции. В Голландии, например, пойманного цыгана могли запросто повесить. Цыгане стали возвращаться с Западной Европы, и вместе с новыми поступлениями с Востока все больше их оседало в Центральной Европе, где к ним относились более терпимо. Вот так вторая большая группа цыган появилась в Праге 17 сентября 1523 года. Их не приветствовали, но и не гнали в шею, позволив им поселиться под стенами эмаузсского монастыря.

И как же они отблагодарили чехов? В период турецкого нашествия, видно, вспомнив старое ремесло, цыгане охотно поступали на службу к янычарам, выступая в роли шпионов и поджигателей. Чешские источники приписывают им много сгоревших деревень, а 19-го июля 1536 года их стараниями сгорел целый Градец-Кралове, город по тем временам не маленький. Видя такое дело, первыми опомнились мораване, принявшие в 1538 г. решение выгонять цыган. А вот в Праге император Фердинанд I обратил внимание на них лишь после огромного пожара, захватившего Прагу 2-го июня 1541 г. Огонь уничтожил тогда почти всю Малую Сторону и 197 домов на Градчанах. Общественное мнение обвиняло в поджоге конечно же цыган.

Но только 6 лет спустя, когда император лично контролировал чешское королевство, он ужаснулся, видя, что цыгане полностью заселили территорию между городами Собеслав и Йиндржихов-Градец. Его высочество не долго думая издало т.н. патент, в котором приказывалось «нигде цыган не терпеть, а если какие имеются, гнать их под охраной, пока не будут выдворены за границы королевства».

Начались гонения, не хуже, чем на Западе. Цыган травили и убивали, как дичь. Репрессии достигли таких размеров, что тот же император в 1556 г. счел нужным новым декретом смягчить их участь. Отныне приказывалось, «цыган, особенно детей и женщин, не топить сразу и иным способом не умерщлять, а брать для работы как арестантов». Как говорится, хрен редьки не слаще.

Естественно, цыгане опять обратились в бегство, и многие из них добрались до Франции. На этот раз они не кормили местных сказками о своем приходе из далекого Египта, а сразу признавались, что они из Чехии, известной тогда как Богемия.

Создалась интересная лингвистическая ситуация. Цыган во Франции стали называть боэмйи (Bohémiens), точно так же как чехов самих. Таким образом, для французов что чех, что цыган были одного поля ягоды. С последствиями можно встретиться и сейчас. Во многих произведениях французских авторов, в кино, спектаклях встречаются чистокровные цыганки и цыгане. Для пущей верности им даны стопроцентные, по мнению французов, истинно цыганские имена: Власта, Либуше, Яромир или, например, Богуслав...

Се ла ви.

Андрей Фозикош

Также читают